Mount and Blade Wiki
Advertisement

Кальрадийская Империя является одной из фракций в Mount & Blade II: Bannerlord.

В Mount & Blade и Warband[]

Хотя Империи не существует в Mount & Blade и Warband, её часто упоминают спутники, которых вы встретите во время ваших путешествиях. По данным спутника Лезалита, Империя когда-то правила всей Кальрадией и другими территориями за её пределами. Её прообразом в плане культуры стал Древний Рим и Древняя Греция. Прообразом же катафрактной армии является Византия с IX по XI век н.р.

Бундук расскажет вам о том, как Империя имела трибунов, которые являлись народными представителями при Императоре (прообраз — Рим). Путешественники расскажут вам о том, что разные фракции должны править Кальрадией по стопам старых императоров, правивших этой землей.

В Mount & Blade II: Bannerlord[]

Кальрадийская Империя до событий Bannerlord

В Bannerlord, за 200 лет до событий Warband, Империя находится в упадке. Различные аристократические семьи спорят о слабости Империи и о росте других племенных государств за свой счет. Вместо того, чтобы объединиться, чтобы столкнуться с трудностями своего времени, дворяне Кальрадии обвиняют друг друга в возможном падении их когда-то могучей Империи. В «Баннерлорде» она разделена на три фракции: Северную, Западную и Южную Империи.

Кальрадийская Империя в игре Bannelord

Тем не менее, у Империи есть армия, которую следует опасаться. Они являются хозяевами общевойсковой войны с катафрактами, копьями и лучниками.

История[]

Начало[]

Тысячу лет назад кальрады были одним из десятков племен, живших на холмистой местности между Южным морем Асераев и Баттанийским лесом. Со временем кальрады сумели покорить соседей и основали конфедерацию городов-государств. Они победили благодаря природной воинственности, удаче или же тому обстоятельству, что у кальрадов не было королей. После того, как герой Эхерион победил тирана Ципега, королевская власть оказалась под запретом — по крайней мере, так было задумано. Власть перешла к народному собранию, которое состояло из всех свободных граждан и созывалось лишь изредка; а также к сенату старейшин (по сути, крупнейших землевладельцев), который заседал регулярно. В случае крайней необходимости верховное командование передавалось императору. В те времена этот титул и носил тот, у кого было право вести за собой войско.

GMmvko5.png

Постепенно кальрады расселились за пределами родных холмов. В результате начали меняться и их политические традиции, которые никто и не думал зафиксировать на бумаге. Теперь войска проводили в походах по много лет кряду, а императоры перестали слагать полномочия по возвращении. Сенаторы тем временем выбрали в завоеванных провинциях наделы побогаче и переехали туда. Столицу несколько раз переносили. Народное собрание созывалось там, где было удобно императору. На практике это чаще всего был военный лагерь, где было достаточно ветеранов, чтобы заглушить любой голос протеста. Вопрос о престолонаследии всегда стоял остро. Как правило, император выбирал наследника, сенат его одобрял этот выбор, а народ (то есть армия) провозглашал. Этот процесс не всегда проходил гладко, и вопросы наследия решались на поле боя, в ходе гражданской войны.

SlaLBtG.jpg

Восход на трон Ареника[]

Двадцать лет назад полководец по имени Ареник надел пурпурную мантию императора и лавровый венок, который тогда еще не считался короной. Военные победы, неутомимая борьба с ленивыми и нечистыми на руку чиновниками, а также талант вдохновлять всего одной речью сделали Ареника народным любимцем. Кроме того, он умел со всеми найти общий язык. Завоевав популярность в первую очередь как солдат и человек из народа, Ареник в то же время сотрудничал с землевладельцами и дал им надежду на возрождение власти сената. Он называл республиканские идеалы Кальрадии высшим достижением человечества, но тем не менее взял в жены дочь восточного царька, чтобы закрепиться на важном торговом пути. Кроме того, он набирал телохранителей из верных лично ему иноземных наемников и закрывал глаза на то, что некоторые культы почитали его благословленным свыше правителем. Он говорил о возрождении Кальрадии, но в подробности никого не посвящал.

Правление Ареника омрачала единственная трудность — выбор наследника. Похоже, Ареник стремился передать власть тому, кто всецело разделял его взгляды, но такого человека не нашлось. Как правило, преемником мог стать член императорского рода, один из заслуженных сенаторов или кто-то из верховного командования.

Стороны[]

Южная Кальрадийская Империя[]

У Ареника был всего один ребенок — дочь Ира. В истории Кальрадии уже бывали императрицы, но Ира обладала вспыльчивым и дерзким нравом. Права дочери на престол отстаивала ее мать Регея — та самая чужестранка, на которой когда-то женился Ареник. Ее сторонники говорили: «Власть по наследству передается детям императоров. Поддержав правящую фамилию, мы положим конец междоусобным распрям».

Северная Кальрадийская Империя[]

Могущественная фракция знати во главе с благородным, но несговорчивым Луконом требовала избрать нового императора из числа сенаторов. Они говорили: «Мы знаем все о политике и законах. Вернемся же к старым добрым временам. Верните власть нам».

Западная Кальрадийская Империя[]

В то же время выдвинувшийся из народа Гарий, герой Баттанийской и Асерайской войн, заявил, что выбирать нового императора должны ветераны. Он говорил: «Знать продажна, она действует нам во вред! Правителя этих земель должны выбрать солдаты, проливавшие за них кровь!»

Убийство императора[]

Времени на раздумья оставалось все меньше. Ареник старел. Ему надо было принять решение, да поскорее. И вот что случилось однажды: после очередной победоносной кампании на границах государства император вернулся во дворец на юге, в Ликароне. Его мучила головная боль, и он попросил на время оставить его.

OshkZHi.jpg

Когда же через несколько часов стражники заглянули в его покои, то обнаружили там бездыханное тело Ареника в луже крови. Лукон сразу же собрал сенаторов в своих северных владениях и провозгласил себя императором. Гарий, стоявший в это время с войском на границе Баттании, произнес пылкую речь перед своими солдатами, и те умоляли его надеть пурпурную мантию. Регея же обратилась к толпе, которую слухи о гибели правителя собрали у ворот дворца, и показала им всем пропитанную кровью тогу убитого мужа. Народ потребовал, чтобы Регея стала императрицей, власть осталась в руках ее рода, а убийцы Ареника были наказаны — хотя в тот момент можно было лишь строить догадки, кто же совершил столь страшное деяние. Над Кальрадией вновь повисла угроза гражданской войны, которая могла стать самой губительной в истории, ведь в бой рвались три равные непримиримые силы.

Advertisement